00:17 

Поздравления псто

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
изображение

- lightning -, с днем рождения!
Как всегда, счастья-здоровья, сбычи мечт и всего самого лучшего. А еще чтобы все неурядицы остались позади, чтобы идиоты самых разных видов не доставали и чтобы вдохновение не иссякало)))

А вот и подарок...
выкладываю сие закрытым постом, ибо аццкая ересь, но если вдруг захочешь перепостить или кому-то показать, я не против.
Блохи не ловлены, но я обязательно их отловлю, честно-честно)))


Предупреждения.
1. Это ТГ, но не совсем. Потому что про настолько давние времена, что в каноне про это вообще нет. И даже по большей части не про Землю.
2. Многабукав!
3. Рейтинг - честный R, не НЦа за счет фантастичности происходящего.

Допущения.
1. Навы и асуры некогда жили на одной планете. Там разгорелась первая война между ними, и в результате нее планета начала медленно умирать. Асуры ушли на Землю, навы пришли за ними позже, когда мир стал окончательно непригоден для жизни.
2. У навов были переносные Источники небольшой мощности, как и у асуров.
3. Один из двух главных героев, Рега, имеет тезку в каноне, но это совсем другой персонаж. Так получилось, и менять ему имя я уже не буду. В конце концов, это было очень давно, а имечко простое и очевидное.
4. У асуров такая же регенерация и физические ТТХ, как и у навов, а магический уровень в среднем выше. Серебро действует на них так же, как на навов обсидиан. У них серебристая кровь. От ярости, страха и прочих сильных эмоций их глаза становятся белыми и немного светятся.
5. Темный аркан, посмертие асуров и прочее - тоже фанатские придумки.

Чудовищами не рождаются

- Ты уверен? - Лириана переминалась с ноги на ногу, как бы пританцовывая. - Лаэрн? Ты меня слышишь?
Асур сидел на поваленном дереве, задумчиво играя палочкой с одним из местных хищных цветов - когда в досягаемости подвижных лепестков, смазанных липким и едким секретом, оказывался посторонний объект, чашечка цветка смыкалась, крепко захватывая конец палки. Но затем лепестки размыкались, оставляя на дереве клейкие следы. Светлый выжидал немного и повторял снова.
- Лаэрн!
Тот наконец оторвался от твоего занятия, выбросил палочку прочь и поднял глаза на сестру. Даже по меркам своей Семьи, Лириана была ослепительна. Молочно-белая кожа как будто светилась даже в неглубокой лесной тени, чуть кудрявящиеся белые волосы отблескивали всеми гранями спектра - она использовала их как накопитель и недавно полностью зарядила. Легкий кожаный доспех, на который была наброшена перетянутая узорным поясом белая, в цвет скал, накидка, только подчеркивал достоинства ее фигуры. Лириана была высокой, почти одного роста со своим братом, а также заметно крепче и шире в плечах, чем обычно бывают девушки, - но не менее стройная. Эта особенность придавала ей какой-то величественный, царственный вид. Однако то, что происходило с ней сейчас, ей совершенно не шло: она заметно волновалась и не находила себе места, даже и без того очень светлые глаза уже почти побелели, выдавая овладевшую ей бурю чувств. Лучше бы это был боевой азарт, чем растерянность. Лаэрн вздохнул и ласково улыбнулся. Сестра была на несколько сотен лет младше него и лишь недавно отпраздновала свое совершеннолетие. И это был ее первый бой - неудивительно, что ей было неспокойно. Лириана с детства обучалась воинскому искусству и блистала среди ровесников, подавая большие надежды и как боевой маг, и как фехтовальщик, но сегодня впервые ей предстояло столкнуться с настоящим врагом - жестоким и не знающим жалости, жаждущим уничтожить всех асуров до единого. С таким врагом не бывает права на ошибку, здесь нужно быть уверенным.
- Конечно, лучик, - наконец ответил Лаэрн, назвав ее детским прозвищем, которое тоже уже ей не шло. Какой это лучик - целое солнце! - Я просто еще раз продумываю все детали и все еще уверен, что наш план безупречен.
План действительно казался Лаэрну безупречным. Навы не знали эти горы - невысокие, но исчерченные трещинами, ложбинками, острыми скалами, пещерами, тянущиеся далеко в их каменные недра - настоящий лабиринт на земле и под землей. А значит, порталы здесь не помогут - им придется идти пешком через единственный удобный перевал. Там-то Лаэрн и готовил засаду. Он определил место для каждого из двадцати своих воинов, поставил несколько слоев магической защиты, проверил и перепроверил все не один десяток раз. Несмотря на то, что он куда лучше владел собой, чем Лириана, он тоже был встревожен: первый раз его командир доверил ему отряд. Более того, доверил руководить той частью битвы, которая определит дальнейший успех.
- А если они обойдут нас с другой стороны? - Лириана была отнюдь не глупа, просто ласковым словом, без каких-либо аргументов, ее не успокоить.
- С какой? - широким жестом брат указал ей на нависающие над перевалом скалы - острые и отвесные, как зубы дракона. - Разве что сверху, но это невозможно. Туда получится разве что взлететь, но драконов у них нет, и в любом случае, сработает защита - я все предусмотрел.
У асуры кончились аргументы, но Лаэрн все равно ощущал ее неуверенность. Впрочем, это нормально перед первым боем.
- А по другую сторону гор их ждет Вайрен, он с ними разделается. В этом-то ты не сомневаешься?
Лириана покачала головой, показывая, что слова брата достигли ее разума, но не сердца.

***
- Нет никаких сомнений, что асуры устроят засаду на перевале.
Шенга сделал последние пометки на карте, а затем бросил перо прямо на походный складной стол, оставив на белой бумаге и светлом дереве чернильные брызги и потеки. И сам же невесело подумал, как они похожи на капли крови.
- И нет никаких сомнений, что единственный путь - прямо им в лапы, другой дороги просто нет. И даже с переносным Источником мы потеряем многих.
Повисла тяжелая, почти осязаемая тишина. В шатре собралось пятеро навов - командир арната и его доверенные. И все молчали.
- Не единственный, - голос Реги, самого молодого из всех, был негромким, но заставил всех обернуться. На него смотрели с сомнением: только сегодня его вообще пустили в этот шатер, и вот он уже решил покрасоваться. Но Рега, как ни в чем не бывало, продолжил, обращаясь только к командиру: - Дай мне пятнадцать воинов, и мы спустимся к светлым со скал, уничтожим засаду, а если повезет, возьмем пленных.
- Думаешь, они не позаботились о защите? - Шенга почти смеялся, остальные тоже.
Рега понимал, что положение у него незавидное: либо его план будет принят, либо его выставят вон и вряд ли когда-нибудь пустят обратно.
- В нуле энергии мы сможем обойти большую часть защиты. Кроме того, вот здесь, - он сделал шаг к столу и показал нужный участок на карте, - скалы так отвесны, что светлым просто не придет в голову ожидать нападения.
- Но на них надо еще влезть без магии, - резонно заметил Шенга. - А потом без магии справиться с асурами. Откуда ты знаешь, сколько их?
На этот раз Рега ответил не сразу. Он глубоко вдохнул и медленно выдохнул, собираясь с мыслями. То, что он собирался сказать, было почти что вызовом, но назад пути все равно не было.
- Другого плана все равно ни у кого нет. А значит, это лучше, чем ничего. У нас будет преимущество внезапности, это должно сработать.
В глазах Шенги он явственно различил желтый отблеск и скрипнул зубами. Пауза вышла больше предыдущей, и из повисшего напряжения, казалось, можно было черпать энергию.
- Возьми двадцать, - наконец бросил Шенга.
Соблазн был велик, но Рега мотнул головой.
- Из двадцать кто-нибудь наверняка сорвется и выдаст нас, а пятнадцать лучших скалолазов я найду.
- За успех ты отвечаешь своей жизнью, - Шенга медленно кивнул. - Отправишься этой ночью. Поднимешься на скалы и подашь сигнал, по нему мы начнем атаку, чтобы у вас была возможность подобраться незамеченными, но к тому моменту, как мы подойдем, засады быть уже не должно.
- Благодарю, командир.
- Тогда почему ты еще здесь?
Нав коротко кивнул и буквально исчез из шатра безо всякого портала.

***
- И последнее, - Рега стоял в центре круга, образованного его маленьким отрядом. Круг из пятнадцати навов, он шестнадцатый. - Если будете падать - молчите. Не зовите на помощь, выбирайтесь сами, если можете. Один звук может всех нас выдать.
Он чувствовал себя неуютно, замотанный в белую ткань под цвет скал, у остальных была та же проблема. Но когда начнется вылазка, этот цвет станет спасением. Проверив, крепко ли держатся на ногах кошки, Рега первым стал взбираться вверх. Надежнее было вбивать металлические шипы в камень, но нав лишь осторожно цеплялся, почти не издавая звуков, ведь энергии на маскировку у него не было.
Пальцы нащупывали малейшие трещинки в камне, Рега раз за разом находил себе опору на пол-шага выше, чем до того. Он распластался на скале, прижимаясь к ней, почти вертикальной, всем телом, чтобы увеличить трение и держаться чуточку крепче. Когда он смотрел вверх, путь казался бесконечно долгим, мир был перевернут и как будто разделен на две части: белую скалу и черное небо, и скала уходила за горизонт. Вниз он оглядывался редко - только чтобы отмечать, как высоко поднялся, и следить, где его воины. Его воины. Это словосочетание добавляло решимости.
Верхушки деревьев раскачивались под ветром далеко под его ногами, обещая скоро стать маленькими, как деревянные игрушки, которые в детстве мастерил ему отец. Рега улыбнулся. И в тот же миг вздрогнул и едва не сорвался: на эти верхушки, как на выставленные копья летела фигура в белом. Глаза широко распахнуты от ужаса, но гарка не издал ни звука.
- Сарга, - одними губами прошептал новоиспеченный командир.
Теперь их было пятнадцать. Ничего, это допустимые потери. Рега пересчитал остальных и снова стал подыскивать опору для ноги. Уперся, напряг пальцы рук, оттолкнулся ногой и подтянулся. Затем опора для другой ноги. Для правой руки. Для левой. И так раз за разом, бесконечно, по пути к перевернутому горизонту. Ветер был несильным, лишь немного трепал края одежды и концы белого платка, которым были замотаны волосы, но даже он грозил нарушить хрупкое равновесие и сбросить нава вниз. Рега невольно задумался, а смог бы он сам выполнить собственный приказ и умереть молча. Наверное, смог бы, но, Спящий, как же не хотелось бы проверять! Тихий шорох снова заставил его оглянуться. На этот раз он не успел разглядеть лицо того, что сорвался, поэтому просто посчитал:
- Четырнадцать.
Рега встал на гребне, таком узком, что либо носки, либо пятки его сапог неизбежно оказывались над бездной в сотни метров. Вернее, бездна была с той стороны, по которой они влезли, а с другой - хоть какой-то склон. Вытянувшись во весь рост, он выудил из-за пазухи серебряное зеркало - магический светильник мог бы их выдать. Поводил им из стороны в сторону, ловя бледные лучи обеих лун. Наконец серебристая поверхность вспыхнула, и в ответ в лагере протрубил рог. Рега резко сел - почти упал - так, что его ноги висели над далекой землей внизу. Первая часть получилась. Теперь под звуки наступления можно вбить крючья и спускаться на веревках. Только их теперь было четырнадцать, уставших, без магической энергии, а приказ надо было выполнять. Приказ, которого он сам добивался. Прежде, чем начинать спуск, Рега, повинуясь едва ли осознанному импульсу, сорвал с головы и бросил вниз белый платок - он как-то особенно раздражал. Понаблюдал немного, как его края колыхаются в полете, словно крылья птицы. Вот теперь пора.

***
- Идут! - торжествующе воскликнул Лаэрн, припав к камням и глядя, как навы боевым порядком стремительно приближаются к перевалу. - Поняли, что никуда больше не смогут сунуться, и попались!
Он улыбался, и его охватило какое-то злое, яростное веселье, которое на этот раз передалось и стоявшей рядом Лириане. Другие его товарищи тоже рвались в бой, но пока рано. Лаэрн стиснул в руке хрустальную звездочку - накопитель, вытянул все до капли, достигнув того предельного количества энергии, какое только мог воспринять. Сердце бешено колотилось, прилив сил требовал выхода. Лаэрн уже пятый раз проверял, легко ли меч выходит из ножен, десятый раз оглядывал позиции и ободряюще кивал сестре, проверял магические ловушки... Этого было мало. Ничто не могло отвлечь от почти мучительного предвкушения прекрасно спланированного боя. Навы сейчас потеряют многих, а асуры успеют окрасить эти белые скалы густо-черным и отступить с минимальными потерями. Лаэрн действительно был уверен.
Враги приближались. Брат и сестра смотрели вперед, отсчитывая минуты до неизбежного столкновения, а время, казалось, растянулось в десятки раз, и каждый шаг темных казался невероятно медлительным. Конечно, только казался.
Вдруг Лириана неуютно поежилась и нахмурилась, и в ответ на невысказанный, но явный вопрос Лаэрна немного смутилась. Это ей тоже совсем не шло.
- Мне показалось, я слышу какой-то шорох со стороны западных скал.
- Да? Не может бы...
Лаэрн обернулся, чтобы воочию увидеть, насколько беспочвенны подобные подозрения, но не договорил. Быстрые, гибкие тени в белом, под цвет скалы, уже спустились по веревкам вниз и вышли в их позициям. Полностью лишенные энергии, а потому незамеченные. Несколько асуров уже умерли беззвучно, даже не успев оглянуться.
- Тревога!!! - заорал Лаэрн, и это было лучшее, что он мог предпринять. Теперь, по крайней мере, все услышат.
А тот же миг один из навов бросился прямо к нему. С пальцев Лаэрна слетел веер Эльфийских стрел, но враг увернулся, прокатившись по земле и на ходу выхватив посеребренный клинок, уже украшенный серебристыми же потеками - на пол-тона светлее металла.

***
- Четырнадцать, - повторил про себя Рега.
Он первый спрыгнул на землю - мягко, бесшумно, так что ни одни камушек не покатился. Огляделся. Светлых было не меньше двадцати, и всех переполняла магическая энергия. Но они вцепились в камни чуть ниже по перевалу и во все глаза смотрели на противника внизу. Рега не видел лиц, но видел спины - прекрасно.
Трое погибли сразу - зажать рот и вонзить серебряный клинок сзади в сердце или в основание черепа. Затем еще двое - сегодня Спящему снились хорошие сны про навов, не иначе. Светлые уже потеряли четверть.
А затем тот, кого Рега уже приметил как командира, развернулся и заорал. Плохо. Четырнадцать против пятнадцати. Почти ровный счет - но магия была только на стороне асуров.
Но времени на размышления у него не оставалось - вскинув руку, светлый послал в него Эльфийские стрелы, и Рега едва успел упасть на камни. Он прокатился вперед, оттолкнувшись от земли всем телом, понимая, что у него будет только один шанс сорвать дистанцию. Если только асур не отскочит...
Не отскочил. Слишком жаждал поквитаться с тем, кто превратил тщательно спланированную засаду в смертельную ловушку для него же. Меч, поблескивающий обсидиановой крошкой, просвистел в воздухе коротко и зло, лишь на ладонь разминувшись с затылком Реги. Тот, оттолкнувшись от камней левой рукой, поднялся, но еще не распрямившись до конца, нанес удар по ногам противника. И тот совершил еще одну ошибку. Вместо того, чтобы отступить на шаг, уходя от атаки, асур спарировал клинок и наоборот бросился вперед в попытке опрокинуть врага и добить. Рега ждал именно этого. Обменявшись несколькими быстрыми ударами, ни один из которых не достиг цели, они сцепились, но светлый был тяжелее и стоял выше, так что он довольно быстро повалил Регу на землю, но и сам упал следом. Они катались по земле, словно двое дерущихся мальчишек. Долго, как показалось наву, целую вечность, они боролись, силясь выиграть либо в силе, либо в мастерстве. Но враг не мог сконцентрироваться и использовать магию, и это было единственным правильным вариантом. Где-то над ними взрывались Шаровые Молнии, шипели Эльфийские Стрелы, вспышка Света Вековечного на миг высветила весь перевал с ослепительно белом, как при ударе молнии. Рега не мог оглянуться, не видел, сколько осталось у него воинов. А он все не мог взять верх над светлым, чье искаженное от ярости и напряжения лицо было так близко от него. Асур даже не бранился - то ли шипел, то ли глухо рычал через стиснутые зубы, и нав поймал себя на том, что делает так же. Как будто дрался собственным отражением, только отвратительно белым.
Но вдруг асур дернулся куда-то вбок, и Рега даже не понял, в чем причина. Только потом, краем сознания отметил, что из всех криков, оглашавших перевал, его враг выделил один - женский, но довольно низкий. И очень отчаянный.
- Лириана! - тот сам закричал в ответ.
Но наву было плевать. Воспользовавшись заминкой, он перекатился и навалился сверху, прижал руки врага и стал методично, со всей силы впечатывать его затылком в камень. Белое под ним быстро окрасилось серебристым, но Рега не останавливался, пока не убедился, что череп врага действительно сильно поврежден, и тот потерял сознание и очнется нескоро. Только тогда он вскочил на ноги и снова ринулся в бой. Окинул взглядом перевал.
Девять. Девять против двенадцати.
Но Рега просто не мог позволить себе проиграть. По счастью, один из светлых как раз был к нему спиной, наседая на другого нава. Один прыжок и точный, выверенный несмотря на застилающую глаза ярость, удар - и шея врага разрублена серебряным клинком. Девять против одиннадцати.
Рега помчался дальше, с ходу врубившись в еще одну маленькую схватку - трое светлых против двоих темных. Он зашел сбоку, и один из врагов открылся для колющего в бедро. Короткий вскрик, аркан, который асур так и не сложил. Теперь можно было добить. Но другой нав рядом с Регой уже упал, и передняя часть его черепа была начисто сожжена мощной Эльфийской Стрелой.
Восемь против десяти.
Тому, кто послал аркан, вскоре не повезло, и последний оставшийся был обречен, но Рега уже отметил, что другой такой бой - двое против троих - закончился поражением.
Шесть против семи. Рега снова огляделся. Нет, уже четыре против семи.
Рега отпрыгнул, а скала за ним разлетелась от взрыва, схлестнулся еще с каким-то светлым, но уже понимал, что это конец.
Три против шести. Без магии. Еще минута-другая - и все.
А потом укрытие за камнями, где светлые планировали затаиться, накрыло Навским Арканом Шенги. Рега вогнал клинок в грудь лишившемуся энергии и оттого опешившему противнику.
Засады здесь точно больше не было. Он выполнил приказ, но из тех, кого он взял с собой, выжило только двое.
Когда бой был окончен, он вернулся к распростертому на камнях вражескому командиру и тут же приметил рядом ту самую асуру, на крик которой тот обернулся. Она тоже была ранена, но жива, а главное, удивительно похожа на него лицом.
- Теперь ты выдашь мне все, что знаешь, - почти беззвучно прошептал Рега, хотя светлый не услышал бы даже крик. - Любой ценой.

***
Лаэрн стоял, привязанный к древесному стволу, руки его были заведены за спину и вывернуты в суставах, но боли асур не чувствовал или не замечал. Перед ним была Лириана - обнаженная и подвешенная к четырем деревьям, так что ее тело было совсем невысоко над землей. На белоснежной коже были видны серебристые кровоподтеки, под ней виднелись длинные бугорки, вытягивающиеся и ветвящиеся прямо на глазах. Рот раскрыт в беззвучном крике, потому что ей не хватало воздуха, абсолютно белые глаза широко распахнуты. Под ее спиной извивались острые стебли ползучего растения, впивающиеся в плоть и растущие сквозь нее, оплетающие и пронзающие внутренние органы, расползающиеся под кожей.
Тот нав, с которым он схватился на перевале, сидел рядом с Лирианой, ускорял и направлял рост стеблей, чтобы ни один не обвил безвредно асуру снаружи. Она могла жить так еще очень долго - растения растворялись внутри нее, ее тело заращивало раны, но на смену одним стеблям росли другие. Уже много часов. И каждые несколько минут нав спрашивал, не готов ли пленный говорить. Лаэрн молчал и мотал головой. Иногда наву приходило в голову, что он "должно быть, не понимает", и тогда ползучие стебли тянулись к нему, прокалывали кожу и ненадолго свивались под ней, чтобы он не сомневался, что чувствует сейчас его сестра.
Когда темные пытались пробиться через его ментальную защиту, он смеялся, Лириана же не знала ничего ценного. Из них двоих в свои планы Вайрен посвятил только его - и он же учил ставить эту защиту, усовершенствованный вариант Великого Безмолвия. Когда в ход пошли вода, огонь и раскаленное железо, Лаэрн тоже смеялся - когда мог не кричать. Правда, на самом деле смеяться ему уже не хотелось - но так проще было прогнать низкую, подлую мысль выдать врагам нужные сведения и облегчить свои страдания. Но темным он не верил, а о Вайрене нельзя было рассказывать, ни за что. А потом вот этот самый нав вспомнил про его сестру, и теперь асур отдал бы все на свете, чтобы мочь забрать себе ее боль, чтобы не видеть этого. Но цена оставалась прежней, и он молчал.
- Ну что, не надумал говорить? - в очередной раз вопросил нав, почти скучающим тоном. - Начнем с самого простого - с численности.
У Лирианы горлом шла кровь.
- Отпусти ее! - Лаэрн рванулся вперед, еще сильнее вывернув себе руки и не замечая, как по щеками ручьями текут слезы. - Отпусти, умоляю тебя!
Он никогда не думал, что мог бы так унижаться перед темным, но сейчас сам себя не помнил. Лириана. Его младшая сестра. Почти ребенок. Он заботился о ней всю ее жизнь, а теперь не мог защитить.
На это враг ответил довольной улыбкой и потянул из ножен посеребренный чуть изогнутый клинок, приставил лезвие к судорожно выгнутой шее асуры.
- Расскажи все, что знаешь, и я добью ее.
- Я расскажу! - пообещал Лаэрн. Глупая, наивная хитрость, но вдруг сработает. - Как только ты ее добьешь, я сделаю все, что угодно, - и после небольшой паузы, как будто это могло что-то изменить, добавил: - Даю слово.
- Хоть Спящим клянись, - конечно же, нав не повелся. Глупо было даже надеяться. - Как только у меня будет достаточно сведений о вашем отряде, она умрет.
Он явно устал ускорять и направлять рост стеблей и прервался, но эффект был только худшим. Вскоре Лириана страшно, надрывно закричала, и голос ее был хриплым, сорванным, каким-то странно булькающим из-за все еще текущей изо рта крови.
- Хватит! Послушай, она ничего не знает! Она не убила еще никого из ваших, она совсем еще девочка! Пожалуйста... - какая-то часть сознания Лаэрна все еще понимала, что просить бесполезно, но слова срывались с языка, почти минуя разум. - От нее тебе нет никакой пользы! Вот я! Я знаю, сколько воинов у Вайрена, знаю, местность за перевалом до последнего кустика, знаю все планы! Лириана ни при чем! Делай со мной что хочешь, только не трогай ее!
Его трясло так, что вывихнутые руки простреливало болью, зубы стучали друг о друга, а слезы капали на измазанную в грязи рубашку. Нава это, конечно же, не тронуло.
- А теперь ты меня послушай, - он то ли улыбнулся, то ли оскалился, а его глаза горели яростно-янтарным, и от этого взгляда прошибал озноб. - Ты и твоя сестра стоили мне тринадцати жизней. И если бы я мог убить вас тринадцать раз, я бы убил. А если ты так дорожишь своей сестрой, я порежу ее на очень мелкие лоскуты, чтобы ты заговорил. И мне плевать, девочка она или старуха. Хочешь помочь ей - отвечай на мои вопросы.
Лаэрн тихо, обреченно завыл и отвернулся.

***
Ночь они провели в клетке посреди лагеря, под бдительными взглядами стражей. Сверху лились струи холодного дождя, ветер пронизывал до костей, но Лаэрн хотя бы мог прикоснуться к своей сестре, укутать ее в свою изорванную рубашку, баюкать на руках, словно ребенка. Лириана не узнавала его и большую часть времени была без сознания, лишь иногда вскидывалась, обводила клетку совершенно безумным взглядом и снова впадала в забытье. Она была на пределе, ей хватило сил регенерировать сейчас, но если завтра будет нечто подобное, она умрет. А еще темный угадал. Лаэрн не знал, смог он увидеть воспоминания Лирианы, или интуиция подсказала ему такие нетипичные методы, но асуру в детстве чуть было не задушили ползучие лозы, и страх остался до сих пор. Она такого больше не выдержит. Лаэрн согревал ее своим теплом, пытался закрыть от дождя - и больше ничего не мог для нее сделать. У него не хватило бы сил ни выломать толстые стальные прутья клетки, ни голыми руками победить вооруженных навов. У него не было энергии для целительской магии. Он мог бы разве что убить ее сейчас, пока она не пришла в себя, и избавить от дальнейших страданий. Лаэрн даже думал об этом, но руки становились как будто ватными, а пальцы немели и едва двигались. Может быть, так и было правильнее, но даже от этих мыслей становилось дурно.
Лириана очнулась к рассвету. Но только смотрела на брата более осмысленно, мелко дрожала и ничего не говорила. Вцепилась в него обеими руками, как будто Лаэрн мог защитить ее. Но тот только прижал ее к себе, так, чтобы она уткнулась лицом в его плечо и ничего вокруг не видела.
- Ты была права, - прошептал Лаэрн, хотя сестра вряд ли его понимала. - Я должен был тебя послушать. Но ничего, мы выберемся, кто-нибудь придет и нас спасет...
Он говорил еще долго и сам понимал, что все обещания и попытки подбодрить - полная чушь. Лириана почти не слышала его, но пару раз слабо улыбнулась, и он продолжал и продолжал. Пока ложь не стала очевидной: за ними пришли.
Двое знакомых: Лаэрн уже изучил, что командира зовут Шенга, а того нава, который взял его в плен и мучил, - Рега. И еще, разумеется, охрана, как же без нее. Как будто двое раненых могут им что-то сделать!
- Сведения нужны как можно скорее, - говорил Шенга. - Так что используем последнее средство убеждения.
- Смотрю на него и думаю - сколько энергии высвободится, если разобрать, - Рега вздохнул и развел руками. - Я ведь почти справился вчера.
- Почти, Рега, - жестко поправил командир. - Светлые скоро поймут, что мы раскрыли их планы, и их уже будет не застать врасплох. У нас нет времени на "почти", а Темный аркан действует на них безотказно.
Лаэрну были известны только туманные слухи о том, что за новые ужасы их ждут, а Лириана просто держалась за него и дрожала всем телом. Она чувствовала приближение навов, и ей этого было достаточно.
Земля была мягкой и размокшей, после дождя от нее поднимался пар, и когда их с Лирианой грубо вытащили и поволокли к давешнему дереву, они успели порядком вымазаться в коричневой грязи. Лаэрн этого толком не замечал, а Лириана, которая поначалу пыталась вырваться и уползти в угол клетки, а потом смирилась, рассеянно перетирала жирную рыхлую землю между пальцами. Впрочем, ее состояние навов не волновало - она была лишь средством, чтобы сломать ее брата.
Пока их привязывали к деревьям друг напротив друга, как и раньше, Лаэрн заметил, что Шенга передал Реге какую-то небольшую черную шкатулку, а затем отошел в сторону.
Рега же неторопливо прошелся по маленькой полянке со шкатулкой в руке - от Лаэрна к его сестре и обратно. Нетрудно было догадаться, зачем - хотел дать им время понять, подумать и испугаться, и Лаэрн, как ни старался оставаться спокойным, не мог не бояться. Даже Лириана постепенно приходила в себя и смотрела за движениями их мучителя завороженно, как мышь смотрит на змею.
- Свет противоположен Тьме, Тьма противоположна Свету...
Он решил начать с рассуждения об очевидных вещах - к чему это? И что это за шкатулка? Лаэрн совсем не чувствовал от нее энергетического фона и подался вперед, чтобы разглядеть. Нав заметил это и поднес артефакт ближе. Крышка и стенки были отделаны...
- Да, это обсидиан, ты не ошибся, - любезно пояснил Рега. - Но мы забегаем вперед. Итак, Тьма и Свет. Казалось бы, совершенно различны, но имеют одну общую черту. И ваша, и наша родные стихии не предназначены для живых. Полностью, без остатка раствориться в любой из них означает смерть.
Обсидиановая шкатулка сдерживает энергию, догадался Лаэрн. Очень, очень много энергии Тьмы.
- ...Уйти в ту стихию, которая дает нам жизнь, стать частью единого и вечного целого. Не такая уж плохая судьба нам уготована, не правда ли?
- К чему ты клонишь? - не выдержал Лаэрн. Лириана молча слушала, глаза ее все еще были совсем белыми от страха.
- Но если стихия чужая, - вместо ответа продолжил нав, - то с ней нельзя слиться, в ней можно только исчезнуть. Потеряться, обратиться в ничто. Перестать существовать. Понимаете, о чем я? Так вот, Темный аркан работает очень просто: вы растворитесь во Тьме, и вас не станет.
Волосы у Лаэрна встали дыбом раньше, чем он попытался взять себя в руки и не показать страх. Лириана тихо застонала и беспомощно задергалась в веревках. С края полянки командир навов одобрительно кивнул - конечно, он знал, чего больше всего боятся светлые.
- Вы никогда не встретитесь со своими родными, как вы верите, никогда не увидите Свет, - Рега поднес шкатулку к лицу Лаэрна. - Здесь энергии хватит на двоих, и вот как я ею распоряжусь. Для начала маленькая демонстрация.
Он освободил от веревок левую руку Лаэрна, а другой нав подошел и крепко ухватил асура за локоть. Щелкнул, открываясь, стальной замочек на шкатулке, непроницаемо черное облако вырвалось наружу - но ненадолго, потому что Рега дернул руку Лаэрна так, чтобы его ладонь накрыла шкатулку.
Боль мгновенно распространилась от пальцев к локтю, дошла до плеча, а затем охватила все его существо. Невыносимая, тягучая. Он попытался отдернуть руку, но мышцы сразу же перестали слушаться. Но хуже боли и беспомощности было какое-то глубинное, недоступное описанию отвращение. Вся его сущность протестовала против происходящего, Лаэрн действительно чувствовал, что исчезает, как будто его становится все меньше и меньше с каждой секундой. Его отрывали от всего, чем он жил и дышал, лишали мира, Света и его самого. Лириана кричала, но Лаэрн ничего не слышал и, словно завороженный, смотрел, как с его пальцев исчезает плоть, и остаются только кости и иссохшие сухожилия. Скоро не станет и костей...
Когда омертвение дошло до локтя, Рега убрал и захлопнул шкатулку, но асур продолжал смотреть на то, что пару минут назад было его рукой. Смотрел до тех пор, пока не получил от своего мучителя короткий, без замаха, удар по лицу, который вывел его из оцепенения.
- Ну что, готов говорить? - голос нава все равно доносился как будто издалека. Лаэрн помотал головой. Теперь конец...
- Значит, я продолжу, - как-то нарочито легко согласился Рега. - Темный аркан можно использовать не только узконаправленно, но и на весь объект. Эффект будет слегка другим.
Лаэрн еще слишком плохо соображал, но не догадаться, к чем нав клонит, было невозможно.
- Нет, не делай этого! - срывающимся голосом заорал светлый. - Я... - он осекся и повторил: - Не делай этого.
- Ты - что? - Рега криво усмехнулся и поставил шкатулку в ногах Лирианы. Та вскрикнула и попыталась отшатнуться, но веревки держали крепко, и асуре оставалось только с ужасом наблюдать, как нав открывает замок и отходит в сторону. Черное облако вырвалось наружу и стало ползти вверх, так что Лириана тонула в нем, медленно, но неумолимо. Ее плоть не исчезала, но Лаэрн прекрасно мог представить, что она чувствует. Он видел, как ее рот раскрылся в отчаянном крике, но никаких звуков до него не доносилось, и от того было только страшнее. Облако было совсем прозрачным около ее лица, но непроницаемо-черным у ног, и асура пыталась ползти вверх, отталкиваясь от дерева, веревки натягивались, впиваясь в ее кожу, но не пускали.
Рега подошел к ней сбоку, не касаясь облака и поднял посеребренный клинок, снова наметил удар, дотронувшись лезвием до ее горла.
И Лаэрну показалось, что где-то в глубине его сознания прорвало плотину. Он говорил и говорил, слова снова лились наружу непрерывным потоком, почти неосознанно. Облако поднималось выше, пожирало его сестру, и надо было успеть сказать все, пока не поздно. Численность отряда Вайрена, специализация магов, сколько драконов, сколько энергии, маршруты отхода и наступления, убежища, места пополнения припасов, имена доверенных асуров. Абсолютно все, что он знал. Но почему не получалось говорить быстрее? Тогда было непонятно, и Рега заставлял его остановиться и начать с того места, где он затараторил скороговоркой. Облако поднималось. Когда слова кончились, оно достигло шеи Лирианы.
- Я больше ничего не знаю! - не слыша собственный голос, кричал Лаэрн. - Добей ее!
Меч сверкнул короткой серебряной молнией, голова Лирианы отделилась от тела, покатилась по мокрой траве, пятная ее серебристым.
Дальше Лаэрн ничего не помнил.

***
Первым, что он увидел, очнувшись, был белый потолок палатки, подсвеченный золотыми солнечными лучами. Слегка шелестел полог, качаясь на легком ветру, к опоре был подвешен неактивированный магический светильник. Снаружи доносились обычные для лагеря звуки, тянуло запахом дыма и готовящейся еды. Лаэрн некоторое время лежал неподвижно, силясь понять, где он, и что с ним произошло. В палатке было так привычно и спокойно, что очень хотелось посчитать недавний плен всего лишь сном - жутким, выматывающим, но нереальным. И асур почти поддался искушению подумать именно так. Но все же стоило проверить, и он попытался пошевелить пальцами левой руки. Но понял, что не чувствует их, совсем. Тихо застонав, он попытался отодвинуть одеяло, которым был укрыт, и посмотреть на свою руку, но во всем теле чувствовалась ужасная слабость, и это удалось не сразу. Наконец он сумел ухватить и отбросить с себя шерстяную ткань, приподнял голову... И увидел голые кости, оплетенные высохшими сухожилиями.
Лаэрн кричал и выл, не слыша собственного голоса, пока едва начавшие восстанавливаться силы снова не оставили его, и перед глазами не поплыл белесый туман, за которым следовало забытье.
Когда он очнулся следующий раз, то первым делом ощутил рядом с собой другое существо - асура, сильного мага почти в максимуме энергии. Даже узнал ауру - Вайрен. Теперь он чувствовал себя лучше, и вместо ужаса, отчаяния и целой бури эмоций было только какое-то странное, сонное спокойствие, но Лаэрн еще не мог узнать эффект внушения.
- Лириана, - с трудом ворочая языком, проговорил он. Но Вайрен не стал дожидаться, пока он озвучит вопрос до конца.
- Она погибла, - вместе с ответом он незаметно сплел аркан, и Лаэрн просто не смог ничего чувствовать, он думал о себе и своей сестре отстраненно, как будто о ком-то малознакомом. Вайрен был одним из лучших мастеров ментальной магии, и сопротивляться было бесполезно. - Я успел спасти только тебя.
- Я все им рассказал... все, что знал.
Лаэрн все еще говорил ровно, слегка растягивая слова, как во сне.
- Знаю, но это уже неважно. Пришлось отказаться от изначального плана, и теперь отступление превратилось в бегство, но я успел увести...
- Лириана, - снова перебил его Лаэрн. - Она... она ушла правильно? Она слилась со Светом?
На это Вайрен лишь покачал головой.
- Это мне неизвестно. Прости.
Погибшие друзья и родственники часто приходят к асурам в виде солнечных лучей и бликов, и многие умеют читать их знаки. К Лаэрну сестра не приходила никогда - может быть, не хотела знать предателя, а может быть, ее больше не существовало.

***
Рега сидел на большом камне, над стеблями ползучих лоз, медленно, неуклюже тянущихся к подошвам его сапог. Если не ускорять их рост искусственно, они могли быть опасны только если упасть в густые заросли, а падать нав не собирался. Он хотел мести, но удовлетворение от нее рассеялось быстро, словно утренний туман, да еще светлые сумели выкрасть и спасти своего. Это стоило им дорого, и Шенга праздновал победу, а у Реги на душе было как-то странно пусто. Он не жаловался никому и принимал похвалы, ведь его план сработал великолепно. Он и сам не мог сказать, что же с ним не так. Только одно ему было ясно. Раньше он планировал, когда командир отпустит, заняться изучением нетипичной для темных природной магии и особенно любил растения. Теперь он знал, что подыщет что-нибудь другое. Ползучую лозу под ним отчего-то хотелось сжечь до последнего ростка.

***
Земля, много тысяч лет спустя.
Лаэрн, глава Лаборатории, как обычно шел вдоль длинной клетки с пленниками.
- Серия первая, образец номер пятьдесят один, - указывал он. - Гвальма, ты записала?
- Да, - его помощница усердно скрипела пером.
- Серия вторая, образец номер четыре.
За пару лет он уже выучился на глаз определять какая тварь выйдет из того или другого нава.
- Серия первая, образец номер пятьдесят два...
Он быстро скользнул взглядом по скованному цепями темному и замер, как вкопанный. Прошли тысячи и тысячи лет, но это лицо невозможно было не узнать. Реге было еще проще - голая кость вместо левой руки, доставшаяся асуру в память об их последней встрече, не оставляла никаких сомнений. Подойдя вплотную к решетке, Лаэрн встал над пленником - тот был ранен, и цепи удерживали его так, чтобы он не мог подняться при всем желании. Ошейник, намеренно слишком тугой, почти не позволял наву дышать.
- Я принесу гармонию в этот мир, - асур жестко усмехнулся. Он пытался казаться спокойным, но побелевшие глаза выдавали его. - Придам чудовищу наиболее подходящую форму. Да, Рега, я придумал кое-что получше, чем Темный аркан.
Нав сжал кулаки и опустил голову, чтобы давний враг не видел его лица. Ему было страшно, но он достаточно владел собой, чтобы загнать эту естественную реакцию на самые задворки сознания. Он был опытным воином, сильным магом и владел ценными сведениями. Лаэрн упивался местью, мечтал, чтобы он тоже страдал и молил о пощаде. Значит, Рега проглотит свою гордость и подыграет ему, отдаст несуществующую победу, чтобы тот не вызнал у него слишком много и не сломал его по-настоящему. А потом воспользуется случаем и найдет отсюда выход.

@темы: фанфики, творчество, поздравлялки, картинки, ТГ

URL
Комментарии
2017-05-10 в 01:25 

- lightning -
Narwen Elenrel, однако... Спасибо! Читала на одном дыхании и даже не заметила, сколько прошло времени.) Да-а, Лаэрн изменился за лето... А вот Вайрен такой Вайрен, что ему не хватает "мне так бесконечно жаль.")) И сразу видно, что Рега молоденький, но что он Рега.)

2017-05-10 в 01:46 

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
- lightning -, фуух, я очень рада, что тебе зашло, а то я волновалась))) Меня упороло, и я не могла остановиться)))
Так и планировалось, что Лаэрна очень сильно переколбасило, а вот Рега просто повзрослел. А с Вайреном на то и намек)))

URL
2017-05-10 в 01:50 

- lightning -
Narwen Elenrel, так меня еще не поздравляли, эт да-а, но получилось очень и очень.)

По ходу, он так и не отомстил... Ну ничего, Гвальма оторвется.)) Сдается мне, у нее похожая проблема.

2017-05-10 в 01:56 

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
- lightning -, ну Лаэрн не отомстил. Собственно, потом Рега действительно его налюбил. Его признали готовой тварькой и послали в бой, а он хорошо порвал не тех. И как раз после этого начинается ветка про Ларгу и Первого) Но меня уже не хватило)

URL
2017-05-10 в 02:03 

- lightning -
Narwen Elenrel, ну и хорошо, что не хватило, так оно даже лучше, на мой вкус.)) А Рега у нас прям мегакрутой получается. И с мозгами ему ничего не сделали, и не рассказал, что знал... И Десятого усыновил.)

2017-05-10 в 02:09 

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
- lightning -, Лаэрн слишком увлекся и не перестраховался. Ну упс, все-таки он мечтал сделать из Реги тварьку ооочень долго. И не факт, что ему с мозгами совсем ничего не сделали, но ему повезло. И он крут, чего уж там)))

URL
2017-05-10 в 02:19 

- lightning -
Narwen Elenrel, создается впечатление, что он полностью нормальный, вот я и думаю, как это он так сумел. Может, Лаэрн так сделал специально, чтоб он все понимал?

2017-05-10 в 02:24 

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
- lightning -, ну собственно Лаэрн и хотел, чтобы он все помнил и понимал, но не мог сопротивляться. Так-то и Ларга был бы нормальный, если бы Эльгерн не попытался влезть ему в голову)
А скрыть от Лаэрна он смог только предмет своих исследований, который ни разу не очевиден, остальное из него вытянули.

URL
2017-05-10 в 02:32 

- lightning -
Narwen Elenrel, и тварькой он таки стал, и не знает, как теперь жить. Так что справедливость таки восстановлена.)

2017-05-10 в 02:36 

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
- lightning -, Лаэрн оторвался на нем по полной, он стал тварькой, просидел дофига времени под Куполом, и теперь жизнь у него нифига не радужна, просто он не унывает. Так что да, он свое огреб)))

URL
2017-05-10 в 02:39 

- lightning -
Narwen Elenrel, кстати, по Лаэрну ведь тоже не было понятно, унывает они или нет. Альма свято верила, что он всегда таким был.) А Гвальма вообще... Она загнала своего "зверя" обратно только когда увидела рухнувший под землю шасский город.

2017-05-10 в 11:24 

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
- lightning -, мне кажется, он не оставляет себе времени унывать и с головой ушел в работу) И поскольку все это было ооочень давно, не только Альма считала, что он всегда таким был, а Вайрен, разумеется, каждому встречному не расскажет.
А, она говорила) И после этого они с Лаэрном не сошлись во взглядах.

URL
2017-05-10 в 11:30 

- lightning -
Narwen Elenrel, мне кажется, Вайрен вообще старался поменьше о нём говорить, потому что бесит же.
А про Гвальму да, было в Ильгином флэшбэке.Только Семьдесят Вторая так и не поняла, кто это.

     

Следы на песке

главная