18:03 

Военное дело в Арде. Часть 3в - 2

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
Я не забыла и не забила. И вот он, еще кусок)))
Эта глава будет небольшой, и, по сути, будет представлять собой систематизацию известных фактов и очевидных вещей. Но не стоит огорчаться - ведь это потому, что Дагор-ну-Гилиат описана у Профессора весьма подробно.
Как всегда, жду критику и дополнения.

Первая часть.
Вторая часть.
Третья часть, пункт А.
Третья часть, пункт Б.
Третья часть, пункт В-1.
Все целиком - сами-знаете-где или по тэгу

III. Нолдор Предначальной и Первой Эпох.
3. Стратегия и тактика военных действий.
2) Дагор-ну-Гилиат и последовавшие за ней события.

Вторая Битва Белерианда, Дагор-ну-Гилиат, во всех текстах описана примерно одинаково, с минимальными отличиями. Наиболее развернутые и подробные описания встречаются в Сильмариллионе и Серых Анналах, поэтому я буду пользоваться именно ими.
Итак, ход битвы:
«Как уже говорилось, Феанор и его сыновья первыми из изгоев пришли в Средиземье и высадились на пустоши Ламмот, что значит Великое Эхо, на внешних берегах залива Дрэнгист. И, едва нолдор ступили на берег, кличи их были подхвачены холмами и умножились, голосами бессчетного могучего войска наполнив берега Севера. И гул пламени, пожиравшего корабли в Лосгаре, унесся в море гневным ревом великой бури, и все, кто слышал его, исполнились изумления.
Сполохи того пожарища видел не только Финголфин, брошенный Феанором в Арамане, но и орки, и другие соглядатаи Моргота. Ни одно предание не говорит, какие думы родились в душе Моргота при вести, что Феанор, его злейший враг, привел с запада войско. Но едва ли он испугался, ибо не верил тогда еще в силу нолдорских мечей; а вскоре стало ясно, что он замыслил сбросить их в море.
Под холодными звездами, перед восходом луны воинство Феанора двинулось наверх по долгому заливу Дрэнгист, что пронзал Эред Ломин — Зычные Горы — и вошло в обширные земли Хитлума; и, в конце концов, подошли они к длинному озеру Митрим и разбили лагерь на северном берегу его, в краю, носившем то же название. Но орды Моргота, пробужденные шумом в Ламмоте и пожаром в Лосгаре, просочились через перевалы Эред Вэтрина, Теневого Хребта, и обрушились на Феанора внезапно, прежде чем лагерь успели укрепить, как должно. И там, в седых полях Митрима, разыгралась Вторая Битва Войн Белерианда, Дагор-ну-Гилиат зовется она, Битва-под-Звездами, ибо луна тогда еще не взошла; и она прославлена в песнях. Нолдор, немногочисленные и захваченные врасплох, тем не менее быстро победили; свет Амана не погас еще в их очах, они были сильны и скоры, гнев их гибелен, а мечи — длинны и смертоносны. Орки бежали пред ними, их выбили из Митрима с большими потерями и гнали через Теневой Хребет до великой равнины Ард-Гален, что лежит к северу от Дортониона. Там армии Моргота, что проникли в долину Сириона и осаждали Кирдана в Фаласских гаванях, двинулись на помощь оркам — и тоже были разбиты. Ибо сын Феанора Келегорм, прознав о них, устроил засаду и, обрушившись на врага с холмов близ Эйтель Сириона, оттеснил орков в топи Серех. Воистину, дурные вести пришли в Ангбанд, и Моргота охватило смятение. Десять дней длилась битва, и из всего воинства, подготовленного им для завоевания Белерианда, возвратилась лишь жалкая горстка.»
(Сильм)

Рассмотрим ход битвы подробнее.

Феанор не имел представлений о том, где расположена твердыня Врага, и каковы его силы. О наличии у него разведки он также не подозревал. Это и неудивительно, ведь нолдор в принципе мало знали о Белерианде, поскольку все сведения, которые у них могли быть, относились к временам Великого Похода. Феанор весьма громко заявил о своем появлении и вряд ли предпринял какие-либо предосторожности при дальнейшем продвижении, так что шпионам Моргота было не нетрудно его обнаружить. Можно было бы предположить, что он намеренно не таился, но далее сказано, что нападение застало его врасплох, а значит, Феанор действительно не подозревал, что Моргот узнал о нем так скоро.
Тем не менее, ему повезло, поскольку вражеская армия напала на него тогда, когда войско уже остановилось, чтобы обустроить лагерь, а не раньше, на марше вдоль узкого залива.
Нападение было неожиданным, но Мелькор, привыкший воевать с синдар, недооценил своего нового противника. Нолдор оказались лучшими воинами, имели лучшее оружие и, что весьма вероятно, более тяжелые доспехи: латные или пластинчатые, в то время как синдар носили в основном кольчуги и еще более легкие доспехи (см. главу о вооружении и технологиях).
Нолдор быстро победили, и орки вынуждены были бежать через горы на равнину Ард-Гален. Что тоже было выгодно для нолдор, поскольку плоская равнина не давала противнику воспользоваться знанием местности, в котором он их явно превосходил.
После этого Моргот перебросил к Ард-Гален войска, осаждавшие Фаласские Гавани.
Как оказалось, нолдор быстро учились на своих ошибках, поэтому уже усвоили, что такое разведка и тактика, а также успели изучить местность (или, что более вероятно, узнать подходящее место для засады от митримских синдар). Собственно, в этой битве впервые нолдор применена тактическая хитрость, а именно засада.
Битва длилась всего десять дней, а подкрепления проделали довольно долгий путь. Они двигали очень быстро и были утомлены дорогой, так что Келегорм легко отбросил их к Топям Серех и разгромил.

Однако битва на этом не закончилась:

«Однако, хоть до поры Моргот и не знал этого, была у него причина для величайшей радости. Ибо Феанор, в гневе своем на Врага, не остановился, но продолжал гнать остатки орков, думая добраться так до самого Моргота. И он хохотал, играя мечом, радуясь, что не отступил перед гневом валар и трудностями пути и узрел час мести. Ничего не знал он об Ангбанде и о тех огромных силах, что столь быстро собрал Моргот; но хоть и знал, — его бы это не удержало; ибо он далеко опередил свое войско; и, увидя это, прислужники Моргота повернули назад, и на помощь им вышли из Ангбанда балроги. Там, близ пределов Дор-Даэдэлота, края Моргота, Феанор с немногими друзьями был окружен. Бился он долго и неустрашимо, хотя был объят огнем и изранен; но, в конце концов его поверг Готмог, предводитель балрогов, которого после сразил в Гондолине Эктелион. Там Феанор и погиб бы, не приди ему в это время на помощь сыновья с войском. Балроги оставили его и отступили в Ангбанд.» (Сильм)

Возможно, Феанор действительно просто увлекся погоней, а возможно ожидал, что Моргот выйдет во главе своего воинства, как это было принято у эльфов. Однако, как известно, Черный Вала придерживался совсем других принципов. Но так или иначе, наряду с блестящими тактическими решениями, нолдор проявляли и поразительное безрассудство.

Карта Дагор-ну-Гилиат из атласа Фонстад
изображение

Как известно из Сильмариллиона, Феанор в итоге погиб, а его сыновья отступили и стали укреплять лагерь в Митриме и налаживать отношения с синдар.
Что примечательно, войско нолдор превосходило армии синдар. Те видели их "могучими" и преисполнились надежды:
«И тогда все эльфы Белерианда исполнились изумления и надежды на могучих родичей, нежданно вернувшихся с Запада в час нужды; и верилось им вначале, что нолдоры пришли, как посланцы валар, чтобы освободить их.» (Сильм)

Несколько позже произошло еще одно столкновение:
«Но в самый час смерти Феанора к его сыновьям явился посол Моргота с признанием поражения и предложением условий — вплоть до возвращения Сильмариля. Тогда Маэдрос Высокий, старший из сыновей, стал убеждать братьев притвориться, что они согласны на переговоры, и поехать в назначенное место. Но нолдор были не честней Моргота. Потому оба посольства прибыли с силами большими, чем было договорено; но Моргот прислал больше войска, и там были балроги. Товарищей Маэдроса перебили, а его самого — по приказу Моргота — захватили живым и отвели в Ангбанд.» (Сильм)

Но ни в Сильмариллионе, ни в прочих текстах нет более подробного описания, поэтому я не рискну строить предположения о том, как именно происходила эта битва.

Согласно Сильмариллиону, воинство Финголфина, перешедшее Хелькараксэ, не встретило никакого сопротивления, поскольку из-за восхода Солнца прислужники Моргота были напуганы, бежали в Ангбанд и не решались его покинуть. Нолдор дошли да самых Врат Ангбанда, но не стали пытаться штурмовать их, а отступили в Митрим, чтобы восстановить силы после долгого перехода:

«А когда воинство Финголфина явилось в Митрим, Солнце, пылая, взошло на западе; и Финголфин развернул голубые и серебряные стяги, велел протрубить в рога, — и цветы расцветали под их шагающими ногами, и века звезд кончились. С восходом великого светоча прислужники Моргота бежали в Ангбанд, и Финголфин без помех миновал укрепления Дор-Даэдэлота, покуда враги его прятались под землей. А после эльфы ударили в ворота Ангбанда, и вызов труб сотряс башни Тангородрима: и Маэдрос услышал его в муках своих — и громко закричал, но голос его потерялся в каменном эхе.
Но Финголфин, будучи иного нрава, чем Феанор, и помня о коварстве Моргота, отступил от Дор-Даэдэлота и повернул назад к Митриму, ибо получил вести, что там найдет сыновей Феанора, к тому же он хотел укрыться за щитом Теневых Гор, пока народ его будет отдыхать и набираться сил. Ибо Финголфин видел мощь Ангбанда и не считал, что он падет от одного лишь звука труб. Поэтому, придя, наконец, в Митрим, он встал лагерем у северных берегов озера.»
(Сильм)

Но в "Шибболет Феанора" говорится, что сразу после перехода Льдов, в Ламмоте, на нолдор напали орки, и в этой битве погиб младший сын Финголфина, Аракано:

« Аракано был самым высоким из братьев и наиболее порывистым, но имя его не было синдаризовано, ибо он погиб в первой битве воинства Финголфина с орками, Битве у Ламмот (но синдаринскую форму «Аргон» (Argon) часто давали в качестве имени и нолдор и синдар в память о его доблести)
<...>
Когда нападение орков застало войско врасплох во время марша на юг, и ряды эльдар подались назад, он прыгнул вперед и прорубал себе дорогу среди врагов, устрашенных его ростом и яростным огнем глаз, пока не добрался до командира орков и не сразил его. Хотя он сам был окружен и убит, орки пришли в ужас, и нолдор преследовали их, перебив многих.»
(Шибболет Феанора)

Как мы видим, здесь тоже имела место безрассудная атака, причем из текста выходит, что Аракано бросился на врагов в одиночку. Хотя, конечно, логичней было бы предположить, что все же с небольшим отрядом. Было ли это действие осмысленным? В некоторое мере, да, потому что орки напали на нолдор сразу после того, как те перешли Льды, и все воинство было сильно измотано переходом. К тому же, нолдор оказались зажаты в Ламмоте, и из-за невыгодного положения понесли бы большие потери, если бы орки не обратились в бегство. С другой стороны, если бы Аракано взял с собой побольше воинов (или вообще хоть сколько-нибудь воинов), возможно, он остался бы жив.

@темы: толкин, размышления, Военное дело в Арде

URL
Комментарии
2015-09-16 в 22:10 

Хэлле
Нет иного рассвета, чем в нас
А ведь версии Сильма и Шибболета вполне стыкуются: если нападение орков произошло в Ламмоте, сразу после того как нолдорское войско дошло до берега - а солнце взошло лишь когда они до Митрима добрались.
Правда, тогда по карте получается, что Финголфин шёл до Ангбанда какими-то очень странными зигзагами.

2015-09-16 в 22:16 

Narwen Elenrel
Железо рождает силу. Сила рождает волю. Воля рождает веру. Вера рождает честь. Честь рождает железо.(c)
Хэлле, да, явного противоречия нет, вы правы. Видимо, это просто мое впечатление, что подразумевается, что Финголфин вообще не встретил никаких препятствий.
Нет, шел он как раз практически по прямой - см. ту же карту)))

URL
     

Следы на песке

главная